Словарь 翻译
Курс
  • 1 USD = 59.22 RUB
  • 1 USD = 0 CNY
  • 1 CNY = 86.35 RUB
  • 1 HKD = 0 RUB
  • 1 SGD = 41.73 RUB
Погода
  • 16 °C Гонконг
  • 14 °C Гуанчжоу
  • 14 °C Шэньчжэнь
  • -3 °C Макао
  • 22 °C Санья
  • 24 °C Сингапур
  • -7 °C Пекин
  • 3 °C Шанхай
  • -1 °C Сиань
  • 7 °C Чунцин
  • -6 °C Москва
  • -7 °C Санкт-Петербург
  • -17 °C Екатеринбург
25 января 2017, среда, 05:12 (Гонконг)

Китай от Кабула до Каира: что вынудило США открыть антикитайский фронт 

Неожиданный переход США от антикитайских пиар-акций к выстраиванию полномасштабного антикитайского фронта произошел совсем не по плану - еще до смены президентской администрации в США. Обама, пришедший к власти, как президент заканчивающий войны, похоже, был вынужден открыть китайский фронт. 

Антикитайский фронт разворачивается сегодня от Южной Кореи до Грузии: только за последние два месяца, начиная с конца января в Южной Корее размещены системы перехвата межконтинентальных ядерных ракет, в Австралии начаты переговоры о размещении стратегических бомбардировщиков B-1, в Южно-Китайском море при негласной поддержке США разворачивается активная фаза противостояния Вьетнама, Филиппин, Малайзии и Индонезии против китайского «гибридного рыболовства», на фоне приведения ядерных сил КНР в состояние повышенной боевой готовности американская разведка прибегает к ядерному шантажу, а американские корпорации выигрывают тендер на освоение ключевого для китайского Шелкового пути грузинский порт Анаклия. Это лишь неполная картина последних двух месяцев. Что же стало спусковым крючком для столь интенсивной подготовки США к противостоянию с Китаем? 

Юань от Кабула до Каира

Спусковым механизмом витка ядерного противостояния стало ближневосточное турне Си Цзиньпина 19-24 января 2016 года, которое некоторые российские «эксперты» расценили как рядовое «банкетное» мероприятие. Визиты носили исторический характер - лидер Китая направил свои стопы в ближневосточные страны, «родовые вотчины» американских президентов, впервые за более чем 12 лет. Визит в Тегеран, Эр-Рияд и Каир состоялся практически сразу же после исторического начала нефтяного экспорта из США. 

31 декабря 2015 года первый танкер с нефтью компании ConocoPhillips вышел из Корпус-Кристи штата Техас и прибыл в итальянский Триест, откуда нефть будет доставлена по трубопроводу на НПЗ в Баварии (Южная Германия): спустя более чем сорок лет, США перестали быть нефтяным импортером, и перешли к экспорту нефти. В течение ближайших 10-15 лет американский экспорт нефти способен вытеснить экспорт арабских стран и России из Европы. "Первая ласточка" тектонических трансформаций американской экономики, которая готовится отказаться от значительной части мирового импорта, подорвет устойчивость арабских и других углеводородных режимов, экспортировавших свою нефть в США и ЕС, вернув их к состоянию донефтяной эпохи господства Османской империи или нового Арабского халифата. 

Новая американская политика может и будет направлена на подавление нефтяных конкурентов в арабских и других странах экспортерах нефти. Инструментом такого подавления, кроме экономических мер, может стать и исламский терроризм, отвоевывающий себе новые позиции на Ближнем Востоке.

В новой обстановке единственной заменой США для всех нефтяных стран может стать только Китай. Поднебесная, импорт нефти которой составляет до 60% потребностей экономики, и постоянно растет, преследует куда более далеко идущие цели, чем получение дешевой нефти и нескольких новых нефтеносных вассалов. Сегодня Китай стал основным торговым партнером для крупнейших нефтяных стран региона - Бахрейна, Египта, Ирана, Саудовской Аравии. В этих условиях выход стран региона из орбиты политического влияния США означает почти мгновенное начало их вовлечения в валютную систему юаня. В 2015 году Катаре открыт первый банк, осуществляющий операции в юанях. Сегодня торговый оборот Китая с Ближним Востоком составляет свыше 200 млрд долл, за последние 10 лет, с 2004 по 2014 год оборот вырос на 600%. Ближний Восток - это самая крупная часть потенциальной новой валютной системы торговли в юанях, в которой также будут присутствовать экспортеры Восточной Европы, Африки, России, Латинской Америки и стран Азии. Ближний Восток, находящийся между Китаем и Европой, создает для этой системы нужную реактивную силу для самостоятельного полноценного функционирования без присутствия доллара.

Согласно прогнозам к 2035 году США будет покупать лишь 100 тыс баррелей ближневосточной нефти в день, против 2,5 млн баррелей в 2000 году. Вся остальная нефть, ее 90%, будет экспортироваться в Азию.

Нейтральный модератор исламского мира

Если западные стратегии, в частности стратегию Обамы по перебалансировке в Тихом океане можно кратко охарактеризовать как открытое «иду на вы», то китайская стратегия формулируется наоборот - «не иду на вы»: все официальные заявления призваны лишь отвлечь от реальных действий, которые никогда, и это принцип, не декларируются открыто. Принцип непрямых действий исходит из того, что никакой лобовое столкновение не приводит к успеху, тогда как к успеху приводит полное сохранение своих сил и отказ от столкновения вообще.

Именно такая стратегия выработана сегодня Китаем по отношению к Ближнему Востоку и проблеме запрещенного в России ИГИЛа. Прямое вмешательство Китая в войну на Ближнем Востоке приведет к неизбежной ссоре с частью из аврамиистического сообщества (с Израилем у Китая тоже прекрасные отношения), а также грозит ростом исламского терроризма в самом Китае, у которого два автономных района исповедуют ислам официально, и еще две провинции исповедуют его по факту. Нейтралитет «срединного» государства создает уникальную для Ближнего Востока ситуацию, когда модератор не является идеологическим участником ни одной из групп - как то была Россия-СССР или США, а ранее суннитская Османская империя или шиитский Иран. Не случайно в глаза наблюдателям бросилось одновременное противоречивое посещение Си Цзиньпином двух конкурирующих в экспорте нефти и идеологии Саудовской Аравии и Ирана. Это не ошибка - это стратегия. 

Для разрушения этой стратегии, американские аналитики надеются втянуть Китай в противостояние на той или иной стороне, заявляя о том, что «Китай слишком большой, чтобы остаться в стороне», тогда как Китай будет до последнего оставаться нейтральным и благосклонным ко всем будущим пользователям юаня. В свою очередь исламские фундаменталисты, сражающиеся за независимый Туркестан смогут стать бенефициарами такой юанизации Благодатного полумесяца, играя роль проводников воли Пекина. Само возникновение ислама как религии и Арабского халифата как государства совпало по времени с появлением династии Тан, активно развивавшей торговлю по Шелковому пути на останках развалившегося Тюркского каганата.

У исламского мира и Китая складываются идеальные отношения: Си Цзиньпин стал первым лидером иностранного государства, посетившего Иран после отмены санкций. Китай также стал первой страной, куда отправился президент Египта в 2012 году. Сегодня Китай строит для Египта новую столицу и метро для иранской столицы Тегеран, связывает скоростной железнодорожной веткой Мекку и Медину - по стопам пророка, со скоростью 250 км в час. Китай спонсирует египетский режим, спасая его от долгового кризиса и строит первую военно-морскую базу в Аденском заливе - Ближневосточные торговые потоки будут взяты под плотный контроль, и будет защищен крупнейший китайско-саудовский нефтеперерабатывающий комплекс YASREF, способный стать базой снабжения китайского флота для действий в Средиземном и Аравийском морях. 

Фактический выход Китая из внеблокового статуса совпал с началом крупнейшей военной реформы в стране, реорганизации вооруженных сил для ведения зарубежных операций, и приведением ядерных сил в повышенную боевую готовность. 

Китайское NATO 

Очевидно, что конкистадорские амбиции и интересы американских корпораций не позволят США сдать Ближний Восток в пользу Китая и ЕС без боя. С другой стороны в регионе также будет исключено повторение афганской, иракской или ливийской военных кампаний, а противостояние будет происходить в рамках гибридных войн, ставших приятным на слух эвфемизмом обычной террористической активности спецслужб по дезорганизации экономики и нарушение социально-политической стабильности врага. 

Именно для такого противостояния под эгидой Китая, учтиво и с маниакальным упорством на официальном уровне отказывающегося от любого вмешательства в конфликт с ИГИЛ и даже от упоминания такой возможности, создается первый в истории современного Китая военный союз с некоммунистическими странами. 

Благодаря пресс-службе президента Афганистана в американскую прессу просочилась информация о создании антитеррористического союза Китая, Пакистана, Афганистана и Таджикистана, главы государств которых, а также руководители генштабов, встретились с главой Генштаба НОАК, шэньсийцем Фан Фэнхуэем. Встреча произошла с 29 по 2 марта, когда Фан Фэнхуэй прилетел из Душанбе в Кабул, где провел встречу с главами генштабов региона. В китайской прессе событие было освещено лишь одной строчкой в партийной газете «Жэньминь Жибао». «Утечка», организованная афганским правительством, вскрыла большую работу Китая и НОАК по созданию широкой базы двухсторонних и многосторонних оборонительных договоров в Средней Азии.  

Однако от внимания прессы ускользнул факт, что Китай реализует такие усилия не только по территории следования нефтяной трубы из китайско-пакистанского порта Гвадар до Кашгара в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, но на всем Ближнем Востоке. О совместных антитеррористических усилиях Си Цзиньпин говорил и в Тегеране, и в Эр-Рияде и в Каире.

Таким образом, речь идет не о создании регионального союза, все страны которого и так участвуют в антитеррористической деятельности Шанхайской организации сотрудничества, а о антитеррористическом союзе на всем пространстве исламских государств Ближнего Востока и Средней Азии, в том числе и Туркмении, которая, как показали последние учения Vatan ("Родина"), уже использует китайскую военную технику.

В союзе, который будет иметь типичный для Китая многосторонний характер, примут участие, судя по всему, не только страны Ближнего Востока, но и Непал, который глава китайского Генштаба посетил в конце марта. Такие перемещения Фан Фэнхуэя выдают главную особенность нового военного образования - все страны союза находятся в непосредственной близости или граничат с Индией, рядом с которой Китай активизировал создание военной инфраструктуры и начал проводить разведывательные операции. Индия, наряду с Японией, которая активизировала свое присутствие в Индийском океане, является самым крупным конкурентом Китая в торговле с Ближним Востоком, а в некоторых странах, например, Ираке, эту конкуренцию выигрывает.

Николай Владимиров

«Южный Китай», 06.04.2016

Нашли опечатку - выделите и нажмите ctrl+Enter

Поделиться
comments powered by HyperComments

   

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.